04107, Украина, г. Киев, ул. Баггоутовская, 1, Пн-Сб: 08:00 — 16:00, Вт: 08:00 — 20:00, Вс: выходной

(044) 503 07 59
(098) 503 07 59
(066) 503 07 59

Эти дети всегда желанны. И рождаются только в любви.

 

«Ведомости», 25 декабря 1992 года, Ирина Дубская

У аистов забот невпроворот

 «Здравствуйте, Федор Власович!

Пишу Вам с большой радостью. Беременность у меня прошла хорошо, только было давление во второй половине. Мне делали операцию – кесарево сечение. Сама я не могла родить. Девочка – 4300. Благодарю Вас, что помогли, что есть теперь у нас долгожданная доченька Инночка.»

— В жизни у меня было три момента, за которые я благодарен судьбе и людям, работавшим со мной, — говорит Федор Дахно, президент Ассоциации репродуктологов Украины. – 30 ноября 1984 года нам впервые в Украине удалось оплодотворить женскую яйцеклетку вне организма. Тогда я работал в Харькове, в институте криомедицины. 19 марта 1991 года – рождение Кати. Беременность наступившая в результате искусственного оплодотворения и зачатия «in vitro» (в пробирке) , прошла нормально. И третья дата – 29 февраля (заметьте, не совсем обычная дата) 1992 года. День рождения Инны. 19 лет ее мама лечилась от бесплодия. Обычно это тяжелое испытание – болезненные процедуры, операции, гормоны. Но все было безрезультатно, и организм перестал вырабатывать собственные яйцеклетки. А мечта о ребенке не покидала ее. Тогда мы заморозили сперму мужа. Подобрали донорскую яйцеклетку (т.е. клетку другой женщины, у которой полностью совпадают с будущей мамой циклы и очень близка физиология) и оплодотворили ее оттаявшим сперматозоидом. С этого момента началась жизнь. А через несколько часов «поселили» в организм мамы. Все почти просто…

Сложность, трудоемкость и уникальность научного труда, который за этим стоит, могут оценить лишь специалисты. Но рождение Инны снимает со многих женщин приговор, который раньше обжалованию не подлежал: бесплодна.

Встретился мне как-то рисунок в одном журнале: аист несет в клюве младенца, а к нему со всех сторон слетаются собратья и вопрошают: «Где взял?». Бесплодие растет, как женское, так и мужское. А люди хотят рожать и быть счастливыми. Значит, забот теперь у аистов все больше.

Тайны маленького «инкубатора»

Пятилетняя маша рисует вовсе не аиста, а …кенгуру с кенгуренком в «сумке». И, конечно, не догадывается, что такой простой рисунок шариковой ручкой тоже может превратиться в символ, именно здесь, в «Лаборатории Дахно». Она разместилась в санатории «Сосновый бор» на 19-м км Житомирского шоссе. Все женщины, приходящие сюда со своим горьким опытом, изломанной судьбой, не могут не улыбнуться, когда видят Машу. Ее родители работают здесь. И живут. Ведь Таня Тихомирова заведует «инкубатором» и не может оставить его даже на несколько часов. Это ей будущие мамы задают вопрос: «Как там наши дети?». Имея в виду две соединенные Таниными руками и помещенные в пробирку клетки.

Но оплодотворение «in vitro» — не единственная программа, над которой работают сотрудники лаборатории. Гинеколог-эндокринолог Антонина Сидорова сначала устанавливает причину бесплодия, затем выбирается путь лечения.

Леонид Тихомиров, биолог, исследует сперму. В журнале спермограмм на странице 22 анализа. Лишь у четверых мужчин показатели близки к норме. Причем, у 25-летних анализы хуже, чем у тех, кто старше. Значит, все-таки Чернобыль? Химизация? Стрессы? По данным всемирной организации здравоохранения, в сперме мужчин, живущих в Восточной Европе, содержится в два раза  меньше сперматозоидов, чем полвека назад. Эксперимент проводился более 60 раз и участвовало в нем свыше 15 тыс. мужчин.

В «Лаборатории Дахно» используются методы специальной обработки  спермы, а это для семьи еще один шанс добиться успеха там, где природа бессильна. Тем, кто приходит сюда, объясняют: «Вы не больные, не пациенты, а наши со-трудники. Ваша семья и мы – врачи, медсестры, биологи – должны сделать все, чтобы на свет появился ребенок.»

Лаборатория – своеобразный «инкубатор», где выращивают добрые чувства, возрождают уважение женщины к себе самой, культивируют радостное отношение к миру и жизни.

«Пойми же: это обыкновенное чудо…»

О том, чего не любит Дахно, меня предупредили заранее. Например, если ребенка, который начал жизнь благодаря зачатию  «in vitro», называют ребенком из пробирки. «Да нет же! Все главное с ним происходит в организме матери: он развивается, растет. И ничем не отличается от других». Еще не любит Дахно, когда его называют вторым отцом, имея в виду, что без созданных им технологий многих детей просто не было бы. Федор Власович согласен лишь на звание дедушки. «У моих внучат», — говорит он, — «есть настоящие мамы и папы.» А его «внучат» в мире более полутысячи. Работал Дахно в лабораториях в Голландии, Италии… Не любит журналистских вопросов: «Сколько, какой процент…». «Если бы благодаря моей методике родила хоть одна женщина, я уже был бы счастлив. А вы – сколько да сколько…»

Любит свое дело. Чувствует женскую боль.

— Есть четыре стадии в психологическом состоянии женщины, которая не может забеременеть, — говорит Федор Власович. – Сначала охватывает беспокойство: что-то не так. Затем – шок. Бросается в поиски причин. Возможны нервно-психологические срывы, некоторые пытаются жить со многими мужчинами. Третья стадия – паника. При этом женщина может стать даже флегматичной, идти на неоправданные шаги, связанные с лечением. И четвертая стадия – разрешение. Когда она соглашается на любые операции. Так вот: задача врача –вернуть женщину в стадию беспокойства. И помочь.

…  Валентина С., 34 года. В 1985 году удалены две кисты. 87-й – внематочная беременность. 1991-й – удален полип. Хорошая семья, но состоит лишь из двоих: она и муж… Теперь появилась надежда.

Мне пришлось говорить в лаборатории со многими семьями. Приезжают сюда обычно вдвоем. Сожалеют, что столько лет упущено, что можно было избежать страданий. А друг на друга смотрят влюбленными глазами. И дети, которых они так долго ждут, обязательно появятся в любви.


В 2017 году уже нет Лаборатории Дахно, но есть Институт Репродуктивной Медицины (Клиника проф. Дахно Ф.В.). В Институте сейчас работает три поколения семьи Дахно. Многие принципы, заложенные Федором Власовичем, являются незыблемыми и спустя 25 лет.